Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD87.74
  • EUR95.76
  • OIL85.27
Поддержите нас English
  • 9443

Израиль и ХАМАС возобновили боевые действия после краткого периода прекращения огня. Израильтяне перешли ко второму этапу сухопутной операции в секторе Газа (и третьей фазе всей военной кампании), начав бомбардировки и маневры в южной части региона. Несмотря на довольно успешное продвижение с относительно малыми потерями, Израиль, уже давно не участвовавший в крупных войнах, все же продемонстрировал не самую высокую готовность к такого рода конфликту и вынужден был спешно учиться на опыте российско-украинской войны. К счастью для Израиля, боевики ХАМАС к такой войне оказались готовы еще хуже и многочисленными уязвимостями ЦАХАЛ воспользоваться не смогли. Но самый трудный (и самый смертоносный) этап операции пока даже не начался.

EN

Содержание
  • Как развиваются военные действия в секторе Газа

  • Чего Израилю уже удалось достичь?

  • Каковы потери?

  • Какие ожидания от боевых действий оправдались?

  • А какие ожидания не оправдались?

  • Учитывают ли стороны украинский опыт?

  • Как война может развиваться дальше?

Как развиваются военные действия в секторе Газа

7 октября боевики вооруженного крыла ХАМАС — «Бригад Изз ад-Дина аль-Кассама» — и нескольких союзных им группировок, действующих в секторе Газа, под прикрытием мощного ракетного обстрела (за короткое время было выпущено около 5 тысяч ракет) совершили нападение на Израиль. В течение многих часов несколько тысяч боевиков действовали в приграничных районах и населенных пунктах, убив как минимум 1194 человека (из них 843 опознаны как гражданские лица) и ранив не менее 4834 человек. Кроме того, 243 человека были взяты в заложники. Палестинские официальные лица назвали нападение операцией «Туфан Аль-Акса» («Буря Аль-Аксы»).

В ответ ЦАХАЛ приступил к операции «Железные мечи», которая началась с призыва резервистов и массированных бомбардировок сектора Газа преимущественно управляемыми авиабомбами JDAM. Палестинские боевики, в свою очередь, массово обстреливали территорию Израиля ракетами, бо́льшую часть которых (но не все) перехватывала система ПВО «Железный Купол».

С 28 октября Израиль перешел к сухопутной фазе операции. Силы ЦАХАЛ продвигались на запад южнее города Газа, расположенного в северной части сектора, а также на юг по берегу моря, а не с востока, как, вероятно, ожидал ХАМАС. К 6 ноября израильтянам удалось окружить город и рассечь сектор надвое, начав затем продвижение в городские кварталы.

ХАМАС — «Исламское движение сопротивления» (арабск.), исламистская военно-политическая организация, правящая в секторе Газа с 2007 года.

ЦАХАЛ — «Армия обороны Израиля» (иврит), израильские вооруженные силы.

БТР — бронетранспортер. Предназначен для перевозки пехоты в тылу, подвоза ее к полю боя и эвакуации.

КАЗ (комплекс активной защиты) — система вооружения, устанавливаемая на бронетехнику и позволяющая сбивать на подлете боеприпасы противника, например, ракеты противотанковых комплексов. Хотя многие страны уже имеют на вооружении КАЗ или активно их разрабатывают, машины с такими комплексами масштабно не применялись до боев Израиля с ХАМАС в 2023 году.

Боевые действия в секторе Газа
Боевые действия в секторе Газа
The Insider

Прекращение огня между Израилем и ХАМАС, которое сопровождалось обменом заложников на палестинцев, содержавшихся в израильских тюрьмах, действовало с 24 ноября и дважды продлевалось — 27 и 29 ноября. За это время были освобождены 80 заложников в обмен на 150 палестинцев. Еще 25 (в основном тайцы-сельхозработники) освобождены вне рамок сделки. Кроме того, четверо заложников были освобождены до прекращения огня, а одну израильскую военнослужащую удалось освободить в результате военной операции. ЦАХАЛ также обнаружил тела двух заложниц. По израильским данным, в руках боевиков остается 121 заложник.

Срок прекращения огня истек в 8:00 (мск) 1 декабря. После возобновления боевых действий основные бои переместились на юг сектора в район города Хан-Юнес.

Чего Израилю уже удалось достичь?

ЦАХАЛ удалось рассечь сектор Газа на две неравные части и вынудить основную часть жителей покинуть северную часть сектора. По заявлениям израильской стороны, управляемость силами ХАМАС и прочих террористических группировок на севере сектора нарушена. Косвенным подтверждением этому служат фотографии массовой сдачи палестинцев в плен.

В свою очередь, ХАМАС и союзные им силы сохраняют возможность вести ракетные обстрелы израильской территории и пока не показывают готовности полностью прекратить сопротивление. Кроме того, значительная часть севера эксклава и почти весь юг остаются под контролем боевиков. Иными словами, сухопутная операция все еще находится на начальном этапе, а самое сложное (в том числе зачистка занятых территорий) пока впереди.

Каковы потери?

По официальным данным по состоянию на 10 декабря, с начала обострения конфликта безвозвратные потери израильских силовиков составили 425 военных и 59 полицейских , однако бо́льшая часть из них (в том числе четверо полковников ЦАХАЛ) погибли 7 октября. В ходе сухопутной операции в секторе Газа Израиль потерял 97 военнослужащих убитыми.

По оценке израильской армии, в секторе Газа были ликвидированы 5 тысяч боевиков. По тем же оценкам, на каждого убитого комбатанта приходится двое погибших в войне гражданских. Таким образом, потери гражданского населения Газы, по израильским данным, составляют около 10 тысяч человек, что не так далеко от цифры в 16 тысяч человек, названной ХАМАС. Еще 1000 боевиков, по заявлению ЦАХАЛ, были убиты в ходе атаки 7 октября, тогда же 200 были взяты в плен.

С потерями вооружений и военной техники сложнее. Пропалестинские источники заявляют о сотнях уничтоженных израильских танков и боевых машин. По их данным, только за три дня боев и только в районе города Газа в начале декабря им удалось повредить или уничтожить 79 единиц. Правда, палестинские боевики до сих пор предоставили единственное доказательство пораженной и полностью выгоревшей израильской техники.

Украинский военный эксперт Андрей Тарасенко считает, что дать оценку потерь в принципе сложно: ремонтные мощности ЦАХАЛ находятся на минимальном удалении от зоны боевых действий, поэтому «то, что сегодня потеря, через неделю-другую будет опять в строю». Тарасенко отмечает, что подтвержденных видео безвозвратных израильских потерь немного.

Какие ожидания от боевых действий оправдались?

Разумеется, главная сложность для ЦАХАЛ, в том числе правовая и этическая, — вести операцию среди многочисленного гражданского населения сектора Газа. Военным приходится постоянно учитывать общественное давление, в том числе со стороны главного союзника — США, и принимать меры. Например, появилась интерактивная карта для уведомления жителей о предстоящих ударах. При этом почти на всех известных видео палестинских боевиков они одеты в гражданскую одежду и зачастую пытаются использовать объекты вроде школ для организации атак.

Боевики выложили огромное количество видео (1, 2, 3) с боями в городской застройке, демонстрирующими, как легковооруженные бойцы в гражданской одежде устраивают засады в развалинах на отдельные машины и группы солдата ЦАХАЛ. Как правило, при этом используются противотанковые гранатометы РПГ-7 с тандемными выстрелами.

Уязвимость тяжелой техники в плотной городской застройке в какой-то степени подтвердилась. В частности, вопросы возникают к работе комплексов активной защиты (КАЗ) Trophy и взаимодействию пехоты и бронетехники. Палестинские боевики выложили несколько видео (1, 2) с закреплением взрывного устройства прямо на танке Merkava Mk.4 с КАЗ Trophy.

Украинский военный эксперт Андрей Тарасенко в комментарии для The Insider отмечает, что на многих видео КАЗ на танках ЦАХАЛ не срабатывает либо находится в нерабочем состоянии. Среди вероятных причин он называет то, что огонь по танкам зачастую ведется со слишком близких для срабатывания защиты дистанций (50–70 метров), а также предполагает техническую неготовность к применению из-за неоптимальных условий хранения (непосредственно на танке).

Израильский военный эксперт Давид Гендельман, напротив, говорит, что «комплексы активной защиты показывают отличные результаты», обеспечив «сотни удачных перехватов»:

«Разумеется, стопроцентного ничего не бывает, но инцидент с поражением БТР „Намер“ бригады Гивати и детонацией боеприпасов внутри, что привело к большому количеству убитых единовременно, — это пока единичный случай, а в целом защищенность оценивается как высокая и применение бронетехники как эффективное».

Гендельман также не видит системной проблемы с работой техники без прикрытия пехотой:

«Кадры стрельбы палестинских боевиков по бронетехнике в отсутствие пехоты — это искажение выборки. Танки и пехота действуют совместно в составе батальонных и бригадных тактических групп, но не в каждый момент рядом с каждым танком есть пехотинец, и тем более не рядом с каждым БТР, который для того и нужен, чтобы пехотинцы не везде и не всегда бегали открыто. Одним из излюбленных приемов боевиков является подбежать к танку либо БТР, установить заряд и после его подрыва постараться попасть по месту подрыва из РПГ. Этот прием возможен как раз когда рядом нет пехоты, поэтому мы чаще видим кадры именно таких попыток».

По мере продвижения сухопутных войск и продолжения воздушных ударов сокращаются масштабы ракетных обстрелов Израиля. Как уже писал The Insider, ракетные установки размещаются в жилых кварталах Газы и хранятся в туннелях.

А какие ожидания не оправдались?

Мобилизация резервистов и последовавшие за ней сообщения о проблемах со снабжением несколько подорвали имидж Израиля как государства, живущего в постоянной боевой готовности. Недостаток самой базовой экипировки и даже продовольствия бурно обсуждался израильской общественностью в первые дни после начала операции (мы касались этой темы в прошлом обзоре).

Гражданские волонтеры, многие из которых незадолго до этого участвовали в протестах против правительства Нетаньяху, развернули деятельность по снабжению армии, с которым, по их мнению, государство не справилось. Сейчас волонтеры продолжают доставлять израильским бойцам продукты питания и предметы первой необходимости, а также, например, средства индивидуальной бронезащиты, которые ввозятся из-за границы, причем не всегда без эксцессов.

В то же время нужно отметить, что призыв резервистов осуществлялся в наибольших масштабах со времен войны Судного дня 1973 года — тогда было призвано 400 тысяч резервистов, или около 8% всего тогдашнего населения Израиля, сейчас — 360 тысяч резервистов, чуть менее 4% населения. Для сравнения: во время мобилизации, прошедшей в России осенью 2022 года, были призваны порядка 0,2% населения, и спустя год многие проблемы с их снабжением не решены.

Пока не наблюдается ожесточенных городских боев, как и боев в туннелях. В самом начале сухопутной операции палестинские боевики выложили красноречивое видео боевых действий с опорой на подземные туннели, но судя по тому, что больше ничего подобного не появлялось, в ЦАХАЛ учли свои ошибки. Хотя единичные случаи гибели от мин-ловушек в шахтах туннелей происходят. В частности, именно так погиб военнослужащий Галь Айзенкот, сын министра и бывшего начальника Генштаба Гади Айзенкота.

Сопротивление ХАМАС и их союзников кажется гораздо менее упорным и организованным, чем ожидалось. С этим согласен Давид Гендельман:

«В целом до момента перемирия и остановки в связи с этим операция АОИ шла по плану, темпы продвижения были плановые, потери ниже расчетных. На тактическом уровне были неизбежные в большой войне случаи дружественного огня, несоблюдения правил прикрытия и безопасности и т. д., но на оперативном уровне особых проблем не было. В отдельных боестолкновениях боевики ХАМАСа иногда действовали упорно, но в целом как военная организация ХАМАС проявил себя слабее, чем ожидалось, особых успехов не добился, его оборона на системном уровне была подавлена мощными израильскими ударами и как единое целое действовала малоэффективно».

Предполагалось, что палестинские боевики втянут израильскую армию в продолжительные и изнурительные городские бои, но вместо этого ЦАХАЛ предпочел сносить чуть ли не целые кварталы бомбардировками и артиллерийским огнем. В итоге боевые действия со стороны ХАМАС выродились в партизанские наскоки малыми группами по принципу «выстрелил и убежал», ни о каком системном сопротивлении хотя бы на уровне рот и батальонов речи не идет. Впрочем, по мере продвижения израильтян войск на юг сектора Газа ситуация может поменяться.

Учитывают ли стороны украинский опыт?

Вопреки ожиданиям, в отличие от российско-украинского конфликта, до сих пор в публичном доступе появились буквально считанные эпизоды (1, 2) сбросов палестинскими боевиками боеприпасов с легких беспилотников. Более того, практически нет и кадров разведки с дронов, что, по всей видимости, говорит либо об успешном противодействии самим беспилотникам с помощью РЭБ, либо об уничтожении команд операторов и возможности запускать дроны в зоне боевых действий.

Несмотря на редкость применения беспилотников противником, израильские военные на разных уровнях, похоже, быстро озаботились установкой на бронетехнику защитных козырьков (они же «мангалы») от сбросов с беспилотников, знакомых по российско-украинской войне. Сперва такие козырьки заметили на танках Merkava (1, 2), потом — на БТР Namer и M113. Судя по израильским Telegram-каналам, установкой козырьков занимаются в том числе и волонтеры.

По словам Давида Гендельмана, в ЦАХАЛ учитывают выработанные в ходе российско-украинской войны методы защиты бронетехники:

«Рекомендации по установке на бронетехнику козырьков от сброса боеприпасов с дронов вышли еще до начала войны в Газе, но практическая установка началась уже после 7 октября. Мы видели кадры таких сбросов и в атаке 7 октября, и в ходе самой войны такие попытки тоже продолжаются, но успешных попаданий меньше из-за принимаемых мер, это уже не внезапная атака: РЭБ, наблюдение, удары по операторам, укрытие и т. д.».

Российские и украинские комментаторы вдоволь покритиковали видео, где танки и самоходные орудия ЦАХАЛ стоят вплотную друг к другу, поскольку в условиях российско-украинской войны любое подразделение, расположив свою технику подобным образом, практически немедленно поплатилось бы за это.

Эксперт по Ближнему Востоку, научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Юрий Лямин отмечает, что палестинские боевики оказались не способны наносить удары по скоплению израильской техники по прозаическим причинам: в погоне за «массовостью и скрытностью» размещения пусковых установок им приходилось вкапывать их в землю или закреплять иным образом под строгим углом, соответственно, использовать их для ударов по произвольным целям невозможно.

Как война может развиваться дальше?

Правительство Израиля изначально заявляло, что речь идет именно о краткосрочном прекращении огня, а не о полноценном перемирии. После него операция продолжится до достижения ранее заявленных целей, а именно: полное уничтожение ХАМАС и других радикальных группировок, возвращение всех заложников и ликвидация самой возможности повторения подобной атаки. Ни то, ни другое не выглядит легко достижимыми целями. По оценке Rand, до этого лишь в 7% случаев террористические группы удавалось уничтожать военным путем. Даже если получится физически нейтрализовать все военное руководство и дезорганизовать управленческую структуру, это еще не гарантирует смерть идеологии ХАМАС, которая может возродиться в лице какого-то другого движения.

Что касается перспектив собственно военной операции, необходимо иметь в виду, что лишь некоторая часть (примерно треть) сухопутных и воздушных сил Израиля занимаются сектором Газа. Значительная часть войск сосредоточена на угрозе со стороны Ливана, где регулярно происходят взаимные обстрелы между израильскими военными и боевиками «Хезболлы». Это часть потенциально более широкого регионального конфликта, перспективы которого The Insider разбирал в отдельном материале.

ХАМАС — «Исламское движение сопротивления» (арабск.), исламистская военно-политическая организация, правящая в секторе Газа с 2007 года.

ЦАХАЛ — «Армия обороны Израиля» (иврит), израильские вооруженные силы.

БТР — бронетранспортер. Предназначен для перевозки пехоты в тылу, подвоза ее к полю боя и эвакуации.

КАЗ (комплекс активной защиты) — система вооружения, устанавливаемая на бронетехнику и позволяющая сбивать на подлете боеприпасы противника, например, ракеты противотанковых комплексов. Хотя многие страны уже имеют на вооружении КАЗ или активно их разрабатывают, машины с такими комплексами масштабно не применялись до боев Израиля с ХАМАС в 2023 году.

Ущерб, нанесенный физической инфраструктуре в секторе Газа в результате боевых действий
Ущерб, нанесенный физической инфраструктуре в секторе Газа в результате боевых действий
The Insider

Кроме того, до сих пор неясно, что делать с южной частью сектора Газа, куда переместилась большая часть гражданского населения после начала боевых действий в северной части и израильского требования эвакуироваться на юг. Сейчас ЦАХАЛ призывает мирных жителей эвакуироваться уже из южного города Хан-Юнис. Израильские военные объявили о создании интерактивной карты, где весь сектор Газа поделен на небольшие районы, из которых может потребоваться эвакуация. Тем не менее от возможной массовой гибели мирных жителей на юге сектора предостерегают даже союзники Израиля, в том числе госсекретарь США Энтони Блинкен.

Однако без контроля над южной частью сектора Газа не добиться ни уничтожения ХАМАС, ни освобождения всех заложников. Об этом говорит опыт самого Израиля, который после вывода войск из южного Ливана в 2000 году и из Газы в 2005 году получил проблемы на десятилетия с «Хезболлой» и ХАМАС соответственно.

Вероятно, израильские политики больше не согласятся оставить сектор Газа без железобетонных гарантий безопасности и не собираются давать ХАМАС и прочим радикальным группировкам второй шанс на проведение операции, подобной той, что произошла 7 октября (подробнее о будущем Газы после окончания израильской операции и о проблемах, с которыми придется столкнуться Израилю, можно почитать в материале The Insider «Третье пришествие»). А это значит, что мирные переговоры политически недопустимы и военную операцию придется продолжать, хотя этот новый этап войны для Израиля будет существенно сложнее и будет неизбежно связан с увеличением потерь как с израильской стороны, так и среди мирных жителей.

ХАМАС — «Исламское движение сопротивления» (арабск.), исламистская военно-политическая организация, правящая в секторе Газа с 2007 года.

ЦАХАЛ — «Армия обороны Израиля» (иврит), израильские вооруженные силы.

БТР — бронетранспортер. Предназначен для перевозки пехоты в тылу, подвоза ее к полю боя и эвакуации.

КАЗ (комплекс активной защиты) — система вооружения, устанавливаемая на бронетехнику и позволяющая сбивать на подлете боеприпасы противника, например, ракеты противотанковых комплексов. Хотя многие страны уже имеют на вооружении КАЗ или активно их разрабатывают, машины с такими комплексами масштабно не применялись до боев Израиля с ХАМАС в 2023 году.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari