Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD62.18
  • EUR65.52
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 4694
Политика

Считают по-другому. Промежуточные выборы сулят победу радикальным трампистам, не желающим признавать его поражение в 2020 году

Во вторник, 8 ноября, состоятся промежуточные выборы в США. На кону — все места Палаты представителей и треть Сената, во многих штатах также пройдут губернаторские выборы. Почти наверняка республиканцам удастся заполучить большинство в Палате представителей, но за Сенат демократы готовы бороться всерьез. Что уже ясно — много мест получат одиозные республиканцы, поддерживающие Трампа и его конспирологию об «украденных» Байденом выборах в 2020 году. Если им удастся получить большинство в обеих палатах Конгресса, то в 2024 году Трампу (который, вероятнее всего, попытается баллотироваться снова) намного проще будет заявить о своей победе вне зависимости от результатов голосования.

Содержание
  • Другие республиканцы

  • Отрицатели выборов

  • Что будет в случае победы республиканцев?

  • Снова Байден против Трампа

Математически шанс взять обе палаты есть у обеих партий, но для демократов эта перспектива малореальна. Скажем, проект Fivethirtyeight, специализирующийся на предвыборных прогнозах в США, оценивает ее лишь в 15%, а вот для республиканцев эта вероятность больше 50%:

Инфографика fivethirtyeight.com

Палата представителей будет республиканской почти наверняка, и главным полем сражений станет Сенат, где шансы почти равны. Если республиканцы возьмут большинство и там, в оставшиеся два года своего президентского срока Байден будет фактически лишен возможности проводить свою политику (подобное уже было в последние годы президенства Обамы).

Инфографика fivethirtyeight.com

В Палате представителей республиканцам нужно получить всего 5 мест, чтобы вернуть себе большинство (самые напряженные схватки ожидаются в Калифорнии, Неваде, Нью-Йорке, Пенсильвании, всего 35 мест наиболее непредсказуемы), а в Сенате — и вовсе 1 место (кто победит в Пенсильвании, Неваде и Джорджии или хотя бы в двух из трех штатов, тот и получит контроль над верхней палатой). Даже в случае победы республиканцев и в Сенате, и в Палате представителей разрыв, скорее всего, будет минимальным и вряд ли большинству удастся провести какие-либо крупные законопроекты. В этом случае Капитолий окажется в тупике, который напомнит остановку работы правительства в 2013 году, когда Обама и демократы отказались от требований республиканцев отменить подписанный президентом Закон о здравоохранении Obamacare и в ответ Республиканская партия заблокировала финансирование работы правительства.

Однако проблема не только в том, что республиканцы могут получить полный контроль над Конгрессом, но и в том, какие это республиканцы. Новый республиканский призыв пестрит одиозными кандидатами, поддерживающими конспирологические теории (в том числе о фальсификации результатов выборов в США), разделяющими ультраконсервативные взгляды и зачастую более лояльными Трампу, чем истеблишменту республиканской партии.

Другие республиканцы

«Это уже не та республиканская партия, за которую голосовал ваш отец», — неустанно повторяет Джозеф Байден еще с 2014 года, когда правое «движение чаепития» переживало кризис в связи с расследованиями об уклонении от уплаты налогов и вливалось в общий котел республиканцев. Особенно символично это заявление прозвучало месяц назад на одном из мероприятий по сбору средств для Демократической партии, проводившемся в доме у бизнесмена Джеймса Мёрдока — младшего сына Руперта Мёрдока, медиамагната и владельца прореспубликанского телеканала Fox News.

Джеймс Мёрдок и его жена Кэтрин составляют часть того республиканского истеблишмента, который отказался двигаться правее в политической шкале и выпал из Республиканской партии (по крайней мере финансово) в поле колеблющихся избирателей. Они никогда открыто не заявляли о своих политических предпочтениях и никогда не были замечены в компании левых демократов, появляясь только в компании Джо Байдена. В 2019 году Джеймс Мёрдок вышел из состава совета директоров News Corp (которая была основана его отцом и которой принадлежит в том числе Fox News), сославшись на «разногласия по поводу определенного контента, публикуемого новостными изданиями и некоторых других стратегических решений компании», и стал крупным спонсором президентской кампании Байдена. CNBC обнаружили огромный вклад Мердока и его жены ($100 млн) после изучения налоговой декларации за 2019 год. До 2020 года о политических воззрениях Мёрдока можно было догадаться разве что по заявлениям его жены, которая неоднократно критиковала Трампа за его действия в связи с пандемией коронавируса (но только по этой теме и ни по какой другой). В 2020 году Мёрдоки основали некоммерческую организацию Democracy Works Inc., которая помогает людям пройти регистрацию для голосования и продвигает идею важности участия в выборах. Уровень финансового влияния пары на текущий избирательный цикл станет известен после публикации будущих налоговых отчетов, но уже очевидно, что такие новые «старые» республиканцы заинтересованы в сдерживании движения политики вправо.

Внутри самой Республиканской партии также есть недовольные тем, что значительная часть партии продолжает сохранять полную лояльность Дональду Трампу даже после того, как тот по сути поддержал захват Капитолия его сторонниками 6 января 2021 года после поражения на выборах и оказывал давление на политиков и чиновников, чтобы не признавать итоги президентских выборов.

Несмотря на то что штурм Капитолия (в том числе и науськивание Трампа) стал предметом громкого уголовного дела, бывший президент не только не изменил своей позиции, но и полон решимости выдвигаться на пост главы государства снова, и значительная часть республиканского истеблишмента продолжает его поддерживать. Многие яркие фигуры из числа республиканцев открыто выступили против такой «трампизации» партии: к примеру, зампредом комитета Конгресса по расследованию штурма Капитолия стала Лиз Чейни, дочь в прошлом всемогущего республиканца Дика Чейни. Против Трампа выступили такие мастодонты, как Арнольд Шварценеггер и Митт Ромни. Но кандидаты для промежуточных выборов определяются не партийным руководством, а голосованием на промежуточных выборах, где протрампистские радикалы пользуются популярностью, и с этим приходится считаться партийному истеблишменту.

Дональд Трамп и его движение MAGA — архетип коллективного бессознательного, где органически сплелись древние политические мифы (еврейский заговор) и новейшие (намеренное заражение определенных групп людей вирусом COVID-19). Для получения поддержки де-факто лидера республиканцев Трампа кандидаты должны отрицать результаты выборов 2020 года. Свидетельством тому служат хотя бы два самых заметных примера: кандидат на место сенатора от Нью-Гемпшира Дон Болдак «активно и гордо отрицал результаты выборов» (так охарактеризовал его действия сам бывший президент) до августа 2022 года, затем (после начала уголовного процесса) отказался от своих слов, но, чтобы получить поддержку Трампа, снова заговорил о том, что подсчет голосов президентских выборов был нечестным. Телеканал Fox News опубликовал видео разговора бывшего президента с кандидатом на место сенатора от Аризоны Блейком Мастерсом, в котором бывший президент хвалил Мастерса, но говорил, что тот должен быть жестче, громче и настойчивее в вопросе отрицания выборов.

Отрицатели выборов

В 2020 году, несмотря на давление президента Трампа, требовавшего отменить результаты, республиканцы некоторых штатов отказались подчиниться. Даже бывший генеральный прокурор Уильям Барр, назначенный на должность президентом Трампом, под присягой заявил, что выборы прошли без значительных нарушений и являются легитимными. Во время слушаний в Комитете 6 января он с негодованием (называя это фигней — bullshit) и смехом говорил о фальсификациях на выборах. Рассмеялся он, вспоминая фильм «Две тысячи мулов», где описывается система «каруселей», так хорошо знакомая россиянам. В фильме утверждается, что в урны для досрочного голосования вбрасывались пачки бюллетеней и делали это ездящие по разным штатам карусельщики, которых назвали «мулами» (по аналогии с доставщиками наркотиков через границу). По мнению авторов фильма, вбросов было достаточно, чтобы украсть выборы у Трампа. Все свидетельства были тщательно проверены и опровергнуты федеральными и независимыми юристами и экспертами кибербезопасности. Но идея о «мулах» пришлась по душе коллективному бессознательному, и в социальной сети Трампа Truth Social подписчики перешли с обсуждения фильма к организации акций по наблюдению за избирательными урнами, чтобы, как они считают, предотвратить предполагаемое широкомасштабное мошенничество. Наибольшую популярность набрала группа, называющая себя «Чистые выборы США» (Clean Elections USA), организованная активисткой Мелоди Дженнингс, которая в эфире программы Стива Беннона заявила, что вдохновили ее именно «Две тысячи мулов» .

Вслед за этим в Аризоне, Джорджии, Флориде и ряде колеблющихся штатов у урн для досрочного голосования появились мужчины в военном облачении с оружием и закрытыми лицами. Они фотографировали и снимали на видео людей, опускающих бюллетени, и публиковали фотографии в соцсетях. За неделю до выборов федеральный судья наложил запрет на такие действия, упоминая об ответственности за запугивание избирателей. Но кто может оказаться на месте такого судьи в следующий раз, учитывая, что, если большинство в Сенате получат республиканцы, назначение на все государственные должности (включая судей) будет проходить только с их одобрения? Справедливости ради стоит отметить, что судью, принявшего такое решение, назначил бывший президент Трамп и одобрил республиканский Сенат (правда, четыре года назад его состав был больше похож на Республиканскую партию, «за которую голосовал ваш отец»).

Результаты выборов 2020 года отрицают больше половины кандидатов от Республиканской партии — 290 из 535. Что особенно интересно, некоторые из них идут на переизбрание, а значит, ставят под сомнение результаты тех самых выборов, на которых были избраны. Кандидаты, отрицающие выборы, выдвигаются в 48 штатах, исключения составили только Род-Айленд и Северная Дакота.

Движение «отрицателей выборов» (election deniers) несет в себе серьезную скрытую угрозу: если республиканцы получат большинство в Палате представителей, они смогут оказывать серьезное влияние на контроль над избирательным процессом, а губернаторы и государственные секретари штатов будут контролировать процесс на местах. В такой ситуации особенно важны посты в колеблющихся штатах, где отрицающие результаты выборов кандидаты сейчас выдвигаются на пост государственного секретаря в Аризоне (Марк Финчем) и Неваде (Джим Марчант), а также на пост губернатора Пенсильвании (Даг Мастриано). Если их изберут, они в случае неблагоприятного для республиканцев исхода президентских выборов могут отказаться заверять результаты и будут инициировать судебные иски против местных органов власти на основании обвинений в подтасовке голосов или же могут ввести новые правила и нормы, ограничивающие определенные методы голосования, — например, по почте или через специальные избирательные урны, ставящиеся в американских городах за несколько дней до голосования.

В 2020 году, несмотря на давление президента Трампа, требовавшего отменить результаты, республиканцы некоторых штатов отказались ему подчиниться. Даже бывший генеральный прокурор Уильям Барр, назначенный на должность Трампом, под присягой заявил, что выборы прошли без значительных нарушений и являются легитимными. Если через два года победа одного из кандидатов состоится без значительного отрыва, сложно представить себе, что кто-то из республиканцев, выигравших свои праймериз благодаря поддержке Трампа, решится бросить ему вызов.

Что будет в случае победы республиканцев?

Конгрессмен от Калифорнии Кевин Маккарти (лидер меньшинства в Конгрессе, а значит, де-юре лидер республиканцев, который станет спикером в случае победы его партии) обещал символически именно 6 января распустить Специальный комитет Палаты представителей по расследованию нападения на Капитолий 6 января 2021 года. Вместо этого республиканцы обещают создать несколько специальных комитетов для расследования по:

· выводу войск из Афганистана,

· помощи Украине,

· связям сына президента Байдена, Хантера Байдена, с Украиной,

· деятельности государства в связи с пандемией COVID-19,

· «махинациях» на выборах 2020 года,

· кризису на южной границе США.

Если республиканцы получат контроль над Сенатом, самым очевидным последствием станет торможение назначения на все государственные должности (от федеральных судей до послов). Именно сенатский юридический комитет исторически инициирует новые иммиграционные ограничения, так что, вероятно, законотворчество в верхней палате будет сконцентрировано на укреплении южной границы и ужесточении иммиграционного контроля. Возможным последствием станет ограничение финансовой помощи Украине, однако стоит помнить, что Республиканская партия, «за которую голосовал ваш отец», тесно связана с оружейным лобби и что бывший вице-президент Майк Пенс во время выступления на съезде влиятельного консервативного фонда Heritage Foundation напомнил о необходимости продолжать поддерживать Украину, заявив, что «в консервативном движении не может быть места для сторонников российского президента Владимира Путина». Уже на следующий день президент фонда опубликовал разъяснение относительно позиции по Украине после возможной победы республиканцев: «Мы будем решительно противостоять расточителям бюджета из Вашингтона, которые попытаются принять очередной пакет помощи Украине без обсуждения, четкой стратегии, целевого финансирования и компенсации расходов». Значит, помощь Украине вероятнее примет форму вооружений, которые производятся в США (то есть деньги остаются в стране, и получают их частные оружейные корпорации, которым предоставляются средства из бюджета), и будет урезано все, что касается прямой финансовой поддержки восстановления инфраструктуры, помощи беженцам, тренировок и обмундирования солдат и офицеров, словом — все, что не является оружием. Возможно, республиканцы захотят сократить и эту сферу, но это будет зависеть от опросов американских граждан и от того, насколько высока будет поддержка Украины в обществе, а также от того, будет ли назначен тот самый комитет по действиям Белого дома в Афганистане. Ведь если Республиканская партия одной рукой затеет слушания по поводу завершения военной операции, то другой рукой им будет очень сложно поддерживать идущий военный конфликт.

И все же не стоит драматизировать: не у всех кандидатов, отрицающих выборы, высокие шансы на избрание. Только 171 из 290 баллотируются в штатах, склоняющихся к поддержке Республиканской партии, 71 выдвигаются в демократических штатах, а 48 — там, где ожидается острая борьба. И в последние дни и часы перед днем голосования демократы не снижают обороты: 5 ноября в одной Пенсильвании собрались три президента — Обама, Трамп и Байден в надежде сплотить своих избирателей и напомнить о теме, которая точно будет звучать на выборах 2024 года: кто должен управлять страной — профессиональные политики или взбалмошные шоумены; второй вариант этого же вопроса — вашингтонское болото или сильные лидеры. И хотя главными темами к осени стали преступность и высокая инфляция, не стоит забывать и о том, как потрясло американцев решение Верховного суда об отмене Roe v. Wade — права на аборты и передача вопроса в ведение штатов. Интересно, что даже в Канзасе (традиционно «красном» республиканском штате, который в последний раз голосовал за демократа в 1964 году) 59% голосовавших высказались против изменения конституции штата, то есть против исключения права на аборты. И такие результаты были не только в Канзасе: после отмены решения Roe v. Wade демократы превзошли ожидания на четырех специальных выборах в Палату представителей в среднем на 9 пунктов.

Снова Байден против Трампа

Республиканцы и особенно республиканские радикалы имеют хорошие шансы не столько потому, что пользуются большим доверием, сколько потому, что получают голоса недовольных текущим положением дел. Таковых в США сегодня много — всего 25% американцев думают, что страна движется в правильном направлении:

Исторически складывается так, что на первых промежуточных выборах партия, занимающая Белый дом, теряет в среднем 20–30 мест в Конгрессе (исключение составили 1986, 1998 и 2002 годы, когда партия президента не только не теряла, но и получала несколько мест). При этом рейтинг самого Байдена, сильно просевший после выборов, в последние месяцы подтянулся до вполне достойных 42–43% (для сравнения: рейтинг Трампа за все четыре года его президентства редко поднимался выше этих показателей).

На этом фоне Байден вполне может решить пойти на второй срок в 2024 году, хотя ему к тому времени будет уже 81 год. Во всяком случае, на данный момент Байден настроен именно на это. Источники в окружении Трампа утверждают, что и он после промежуточных выборов заявит о желании пойти на выборы в 2024 году, хотя ему через два года будет уже 78. Учитывая, что Байдену вообще не придется проходить через праймериз, а Трамп по опросам пока с большим отрывом побеждает всех потенциальных республиканских кандидатов, пока все идет к тому что в 2024 году американцев ждет матч-реванш между кандидатами, суммарный возраст которых — 160 лет. Планы Трампа может сорвать только приговор по одному из многочисленных уголовных дел, возбужденных в отношении него, либо внезапное участие какого-то сверхпопулярного республиканца (им бы мог стать, например Арнольд Шварценеггер, но он не имеет права баллотироваться, так как родился в Австрии). Планы Байдена может сорвать только ухудшение его здоровья либо снижение рейтинга — впрочем, и то, и другое в его случае вполне реальная перспектива.

Если Республиканская партия, что наиболее вероятно, все-таки получит большинство благодаря успеху конгрессменов, отрицающих результаты выборов 2020 года, дуэль между Байденом и Трампом станет настоящим вызовом для американской политической системы. В этом случае демократам придется бороться не просто за большинство голосов выборщиков, но и за то, чтобы победа Байдена была признана состоявшейся.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari