Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD90.99
  • EUR98.78
  • OIL83.78
Поддержите нас English
  • 4608
Мнения

Три, два, один, Туск! Рекордные протесты в Польше показали — шансы на скорую смену власти высоки

Полмиллиона человек вышли 4 июня на улицы Варшавы в знак поддержки польской оппозиции и недовольства действующими властями. Митинг организовала партия «Гражданская платформа», которую возглавляет экс-председатель Евросовета Дональд Туск. Это самая масштабная акция протеста в Польше после 1989 года (тогда всё закончилось падением коммунизма в стране). Польский обозреватель Зигмунт Дзеньчоловский объясняет, как социально-экономические проблемы подорвали позиции правящей партии «Право и справедливость» и почему у оппозиции этой осенью будут как никогда высокие шансы получить власть.

Read in English

Интересно, кто из русскоговорящих читателей помнит, что случилось в Польше 4 июня 1989 года? Да и многие поляки уже забыли, что в тот день 34 года назад коммунистическая партия разгромно проиграла парламентские выборы, и это знаменовало конец режима. Польше первой из стран бывшего социалистического лагеря за несколько месяцев до падения Берлинской стены удалось победить старый строй. Даже немного обидно, что за пределами страны не в полной мере признают ее историческую роль в деле борьбы с коммунизмом, а точнее, роль профсоюза «Солидарность», Леха Валенсы и Иоанна Павла II.

Варшава, 4 июня 2023 года
Варшава, 4 июня 2023 года

Скорее всего, в 2023 году дата 4 июня для проведения крупного оппозиционного митинга была выбрана неслучайно. Для многих участников многотысячной акции протеста эта годовщина имеет важное символическое значение. Особенно для старшего поколения, хорошо помнящего старые времена. Почти сорок лет назад в стране победили свобода и демократия, а теперь многие считают, что надо опять вступить в борьбу с режимом, не уважающим ценности, которые, казалось, тогда удалось установить навсегда.

Почти сорок лет назад в стране победили свобода и демократия, а теперь надо опять вступить в борьбу с режимом

«ПиС» и пропаганда

Почти восемь последних лет у руля в Польше стоит националистическая партия «Право и Справедливость» во главе с Ярославом Качиньским, братом погибшего в смоленской авиакатастрофе президента страны Леха Качиньского. Представителям этой партии удалось два раза победить на парламентских выборах: в 2015 и 2019 годах. Анджей Дуда, кандидат, выдвинутый этой же политической силой, дважды избирался президентом страны. Большей части населения понравилась предложенная сторонниками Качиньского программа, в которой он заявил: хватит гнилого европейского либерализма, пора возвращаться к традиционным семейным ценностям, нужно укреплять суверенитет страны, бороться с диктатом Брюсселя, находящегося в основном под влиянием Берлина.

«ПиС» предложила свою версию истории, в которой осталось место исключительно для патриотического героизма. Любые попытки в этой области, направленные на поиск истины, лишь провоцировали медийную истерику, например, обвинения полякам, выдававшим евреев немцам, стали считаться провокацией, а польский антисемитизм — «выдумками врагов».

Но одним патриотическо-историко-католическим нарративом победить два раза на выборах было бы невозможно. Вторая часть предложенной партией Качиньского программы носила социальный характер. Жесткая финансовая политика предшественников создала условия, в которых можно было осуществить ряд щедрых социальных выплат слоям населения, чьей лояльностью это помогло бы заручиться на разного уровня выборах. И это сработало.

Флагманом «ПиС» стала программа «500+»: вне зависимости от уровня семейного достатка, все граждане, имеющие детей до 18 лет, стали получать ежемесячное пособие в размере 500 злотых (примерно 120 евро). Это понравилось миллионам избирателей. Конечно, не остались забытыми пенсионеры — Польша стареет, их число непрерывно растет. Ежегодно пенсии поднимаются в соответствии с инфляцией и размером средней заработной платы. Но правительство придумало еще более щедрый подарок для этой категории избирателей. В парламенте был принят специальный закон, и теперь каждый пенсионер получает дополнительно две пенсии — весной и в конце года, — которые не облагаются налогом.

Ярослав Качиньский
Ярослав Качиньский

Спросите, что плохого в такой власти, которая реализует щедрые социальные программы и воспевает героизм своего народа? Беда в том, что одновременно эта власть душит свободу слова, ломает независимую правоохранительную систему, парализовала работу Конституционного Суда, приняла самый жесткий в Европе закон об абортах, запускает машину государственной пропаганды по путинской модели. Прикрываясь верой и патриотизмом, сторонники «ПиС» получают много денег, они монополизировали кадровую политику относительно приносящих сказочные доходы высоких постов в госкорпорациях типа нефтяного концерна Orlen. Государственные субсидии текут рекой туда, где сидят «свои» люди, соблюдающие партийную дисциплину. На щедрую финансовую поддержку могут рассчитывать разного рода патриотические НКО, благотворительные фонды, созданные с участием католического костела, деятели культуры, готовые воспевать традиционные ценности и героическое прошлое страны. Качиньскому и его соратникам очень хочется построить модель управления государством, которую с таким успехом внедрили венгерский лидер Орбан и президент Турции Эрдоган. Суды работают по телефону, на независимые СМИ надет намордник, парламент не место для дискуссии, лояльные историки переписывают историю. Хотите жить хорошо? Не высовывайтесь.

Государственные субсидии текут рекой туда, где сидят свои люди

Зато катастрофически не хватает денег для системы здравоохранения, люди годами ждут приема у специалистов, цены медицинских услуг, предлагаемых в частном секторе, стремительно растут с каждым годом. Не лучше обстоят дела в системе образования: учителя и научные работники жалуются на уровень зарплат, не хватает денег для реализации многих научных исследовательских проектов. Несколько раз во время правления партии Качиньского поднимали протесты люди с ограниченными возможностями по здоровью, требующие большей заботы со стороны государства. Но избирателей с инвалидностью не так много, их голоса не так важны, как голоса пенсионеров, так что правительство могло годами игнорировать их потребности.

Никакой критики в свой адрес «ПиС» не слышит: «Мы знаем лучше. Те, кто не с нами, — враги». Своих оппонентов партия в первую очередь обвиняет в том, что они работают на Москву или Берлин, и что им безразлично благосостояние населения. Достаточно включить первый канал государственного польского телевидения. Зритель, знакомый с технологией пропаганды российских госканалов, мог бы констатировать с удивлением, что некоторые польские коллеги российских телеведущих не хуже них справляются со своей работой.

К счастью, в Польше еще есть оппозиционное телевидение. Попытка «ПиС» национализировать оппозиционный канал TVN, который является собственностью американских акционеров, провалилась с треском. Близкие союзнические отношения с США оказались непреодолимым препятствием. Кое-какой коридор свободы остался также у печатных и электронных СМИ, как, например, у ежедневной Gazeta Wyborcza, главредом которой с момента ее учреждения является легендарный диссидент коммунистических времен Адам Михник.

В чем ошиблась партия «ПиС»

Давайте посмотрим на пример варшавского многотысячного митинга 4 июня. «500 тысяч митингующих — это вранье, там было не больше 100 тысяч», — говорит государственное телевидение. «Да, погода была хорошая, кто-то приехал в Варшаву сходить в зоопарк с детьми, поесть мороженое, посмотреть достопримечательности. И еще как агрессивно и по-хамски вели себя митингующие, сколько оставили мусора…» От комментаторов — сторонников правящей партии зритель первого канала услышит, что у оппозиции нет никакой программы, что ее лидеры думают только о своих заработках, что их победа на предстоящих выборах будет означать для страны катастрофу исторических масштабов. На пропаганду денег не жалко, государственное телевидение каждый год получает из бюджета многомиллионные субсидии, хотя основными источниками его финансирования должны быть абонентская плата, которую платит зритель, и доходы от рекламы.

В период с 2015 года по 2020-й экономика находилась на подъеме, резко сократилась безработица, люди ощутили реальный рост доходов, поэтому пропаганда «ПиС» работала эффективно. В стране продолжалось строительство финансируемых с помощью европейских денег современных дорог, модернизация аэропортов, увеличился экспорт, зарубежные компании охотно инвестировали в промышленность. Польша, несмотря на ошибки и проколы правительства в области экономики, как, например, несоблюдение бюджетной дисциплины, до сих пор является примером реального успеха среди посткоммунистических стран.

Однако с 2020 года над Польшей стали сгущаться тучи, которые одними только пропагандистскими мерами прикрыть уже не удается. Недофинансированная система здравоохранения не совсем эффективно справилась с пандемией коронавируса. Чрезмерное расходование бюджетных денег вместе с категорическим отказом польских властей принять валюту евро стало катализатором инфляции, вспыхнувшей из-за российской агрессии в Украине. Цены выросли почти на 20%, вслед за ними повысилась процентная ставка Национального Банка, что повлекло за собой повышение ставки по ипотечным кредитам. Власти стали называть инфляцию «путинфляцией», подчеркивая тем самым, что она — прямое следствие нападения России на Украину, которое на европейских рынках привело к скачку цен на газ и нефть. Но справиться с недовольством населения это не помогло. Продолжающийся конфликт с Еврокомиссией тоже работает против «ПиС».

В ответ на так называемую реформу судебной системы Еврокомиссия притормозила выплаты Польше миллиардов евро, предусмотренных принятым после пандемии так называемым Европейским планом восстановления. Без этих средств продолжение всех социальных проектов «ПиСа» может оказаться под вопросом. Еврокомиссия и польская оппозиция считают, что новые законы, принятые «ПиСом», сводят на нет независимость польских судов. Для Европы это недопустимо, так как независимость судов является фундаментом правового государства.

Власти стали называть инфляцию «путинфляцией», но справиться с недовольством населения это не помогло

Партия Ярослава Качиньского столкнулaсь также с вопросами государственной безопасности. Правительство значительно увеличило расходы на оборону, приняло программу увеличения численности вооруженных сил. Однако ряд недавних событий вызвал сомнения относительно компетентности людей, стоящих во главе силовых ведомств. Последние несколько недель министр обороны и командующие вооруженными силами спорят, кто проморгал российскую ракету, которая еще в декабре прошлого года упала в польским лесу недалеко от города Быдгощь.

Коронавирус, война, приток украинских беженцев, инфляция, самый жесткий в Европе закон об абортах — всё это могло бы потопить любое правительство. В истории Польши последних тридцати лет бывали случаи, когда партия, правящая четыре года и проводившая курс реформ, на следующих выборах не проходила в парламент вообще или в новом Сейме могла собрать лишь незначительную фракцию. Политическая цена, которую надо было заплатить за власть и либеральные реформы, могла быть очень высокой. Однако, кажется, это не случай «ПиС», для чьего электората проколы в экономике не так значительны, как бело-красный патриотический костюм защитника национальных традиционных ценностей. Активисты «ПиС» пользуются риторикой, полной таких слов, как «патриотизм», «суверенитет», «католическая вера», «костел», «традиция», «ценности», «скрепы». Сторонники партии в ее националистической ипостаси не допустят возвращения во власть людей другой политической ориентации, открытых к либеральным реформам и готовых принять законы, защищающие сексуальные меньшинства. Консервативная часть Польши боится приходящих с Запада перемен и лозунгов.

Консервативная часть Польши боится приходящих с Запада перемен и лозунгов

Польская оппозиция

Однако у «ПиС» пока нет монополии на власть. Польша расколота, уже несколько лет живет в условиях холодной гражданской войны. У правящей партии достаточно много противников. Молодежь, интеллигенция, жители больших городов хотят продолжить курс европейской модернизации и интеграции, они тоже являются патриотами, однако будущее видят иначе, чем их консервативные соотечественники.

Среди партии оппозиции на первом месте находится либеральная «Гражданская Платформа», которая потеряла власть в 2015 году и с тех пор потерпела ряд поражений на выборах разных уровней — в парламент, местное самоуправление, Европарламент. Также среди оппонентов «ПиС» — «Крестьянская Партия» и «Левые». Появились и новые политические силы: партия «Польша 2050» во главе с бывшим журналистом Шимоном Головнёй и радикальная правая партия «Конфедерация» со странной программой, объединяющей жесткий либерализм в экономике с риторикой, пропитанной националистическими слоганами. Согласно последним рейтингам, «Конфедерация» уже на третьем месте, ее сторонники в первую очередь — это молодое поколение. В преддверии октябрьских выборов в парламент политический пейзаж Польши более разнообразный, чем на предыдущих. Часть общества призывает оппозиционные силы к объединению, опасаясь, что какие-то партии не преодолеют пятипроцентный барьер, а за их счет «ПиС» получит дополнительные места в парламенте и в очередной раз сможет сформировать правительство. Третий срок этой партии у власти может привести к очень тяжелым последствиям для политической системы. Некоторые даже опасаются, что «ПиС» может инициировать выход Польши из Евросоюза.

Некоторые даже опасаются, что «ПиС» может инициировать выход Польши из Евросоюза

Варшавский марш 4 июня укрепил надежду у тех, кто верит, что сценарий с третьим сроком «ПиС» у власти удастся предотвратить. Даже на руководство партии праздничная толпа из 500 тысяч митингующих на улицах столицы произвела впечатление. Согласно последним опросам общественного мнения, проведенным после митинга в Варшаве, рейтинги «ПиС» и «Гражданской Платформы» практически сравнялись, у обеих партии 30-процентная поддержка. Это означает, что на очередных выборах страну ждет последняя дуэль двух ветеранов польской политики, которые свой первый политический опыт приобрели, сражаясь с коммунистической системой в далеких восьмидесятых годах прошлого столетия.

По команде Ярослава Качиньского подконтрольные ему СМИ, включая первый канал государственного телевидения, представляли лидера оппозиции Дональда Туска как «шестерку» бывшего немецкого канцлера Меркель, внука дедушки, служившего в Вермахте, как союзника Путина и предателя национальных интересов Польши. Когда на экране мелькало лицо Туска, редакторы никогда не забывали поставить титры «Нур фюр Дойче» («Только для немцев»). Хотя Германия является основным экономическим партнером Польши, для Качиньского и его сторонников она исторически вместе с Россией — древний враг, и сегодня продолжает свою политику экспансии на Восток. Для части потребителей телевидения такого рода пропаганда является эффективной. Но далеко не для всех.

Дональд Туск на митинге в Варшаве, 4 июня 2023 года
Дональд Туск на митинге в Варшаве, 4 июня 2023 года
Beata Zawrzel / NurPhoto

У Туска, как ни у одного польского политика, серьезный опыт участия в международной политике на высшем уровне. Когда в 2014-м он уходил из польской политики на пост председателя Европейского совета, то столкнулся с жесткой критикой даже со стороны единомышленников. Тогда, 10 лет назад, многие понимали, что для Польши либеральной, ориентированной на Европу, настает время серьезных вызовов. Его обвиняли в дезертирстве, желании подзаработать денег на высокооплачиваемом посту. Самым унизительным для политика был момент, когда в 2017 году новое польское правительство, единственное из всех стран-участниц, проголосовало против его переизбрания. После того, как истек его второй срок, Туск не ушел на пенсию, а вернулся в Польшу и вновь возглавил партию «Гражданская Платформа». Те политики, которые во время его отсутствия занимали эту должность, охотно уступили ему место, понимая, что задача победить партию Ярослава Качинского — не из легких.

Туск — харизматичный лидер, умеет выступать на митингах, не лишен определенного обаяния. Качиньский — его противоположность: не имеющий ни международного опыта, ни связей в других странах, зато — свои идеи, куда должна идти Польша и как строить партийную работу. У Качиньского есть политическое чутье, которое позволило ему понять, чем живет и чего хочет глубинный народ. Ему противна варшавская интеллигенция. Набор эмоций Качиньского прост, как у футбольного фаната. Кстати, футбольных фанатов, разделяющих его чувства, в стране очень много.

Осенью Дональд Туск и Ярослав Качиньский выйдут на ринг, и от того, кто победит, зависит будущее Польши. Многое будет зависеть от явки молодежи, которая, впрочем, не сильно симпатизирует обоим кандидатам и хотела бы видеть на политической сцене политиков нового поколения.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari