Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD70.12
  • EUR76.22
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 12312

The Insider составил краткую летопись войны в Украине словами её разжигателей, участников, виновников, жертв, наблюдателей и героев.

Содержание
  • Январь: «Россия ни на кого не собирается нападать!»

  • Февраль. «Русский военный корабль»

  • Март. «Здесь мы их и похороним»

  • Апрель. «Как можно договариваться с крокодилом»?

  • Май. «Россия здесь навсегда»

  • Июнь. «Жест доброй воли»

  • Июль. «Мы будем забирать и забирать. Украинские детки будут нашими»

  • Август: «Достали своим русофобским кудахтаньем»

  • Сентябрь. «Набрали воздуха и по моей команде — Ура! Ура! Ура!»

  • Октябрь. «Мозгами пошевелите!»

  • Ноябрь. «Если мы умудримся проиграть, Гаага ждет даже кремлевского дворника»

  • Декабрь. «Герасимов — пидор и черт *баный»

Январь: «Россия ни на кого не собирается нападать!»

МИД Великобритании: «У нас есть информация, указывающая на то, что российское правительство стремится установить пророссийского лидера в Киеве, поскольку оно рассматривает вопрос о вторжении и оккупации Украины».

Пресс-секретарь Белого Дома Джен Псаки: «Президент Путин создал этот кризис, собрав 100 тысяч русских солдат вдоль украинских границ. Мы достигли такого уровня напряжения, что Россия готова в любой момент начать полномасштабное вторжение в Украину».

Председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Марк Милли: «С учетом того, какие силы собраны — сухопутные маневренные войска, артиллерия, баллистические ракеты, военно-воздушные силы, — если все это вместе будет применено против Украины, произойдет нечто очень серьезное, что приведет к значительному числу жертв. — Можете себе представить, как это будет выглядеть в густонаселенных районах, около дорог и так далее. Это может быть просто кошмарно».

Сергей Лавров (госсекретарю США): «Вы утверждаете, что мы собираемся напасть на Украину, хотя мы уже многократно объясняли, что это не так».

Замглавы МИД Сергей Рябков: «Нет никакого риска крупномасштабной войны, которая может развернуться в Европе или еще где-нибудь. Мы не намерены предпринимать никаких агрессивных действий. Мы не намерены атаковать, нападать или вторгаться на Украину».

Посольство России в США: «В очередной раз подчеркиваем: Россия ни на кого не собирается нападать. Практика перемещения войск на собственной земле — наше суверенное право. Призываем прекратить истерики и не нагнетать напряженность вокруг проблемы Донбасса. А главное — не подталкивать «горячие головы» в Киеве к новым провокациям».

Владимир Зеленский: «А в чем, собственно, новость? Разве это не реальность уже 8 лет? Разве вторжение началось не в 2014 году? Разве угроза масштабной войны появилась только сейчас? Эта опасность есть не один день. И они не стали больше. Больше стал ажиотаж вокруг них. И сейчас активно нападают не на нашу землю, а на ваши нервы. Чтобы у вас было постоянное чувство тревоги. Всем нашим гражданам, особенно пожилым, нужно это понять. Выдохнуть и успокоиться. Не бежать за гречкой и спичками. Что вам делать? Только одно: сохранять спокойствие, холодную голову, уверенность в своих силах, в своей армии, в нашей Украине. <...> И я уверен, что в новогоднем обращении скажу: «Дорогие украинцы! Ну я ведь говорил? Мы молодцы!» Мы не паниковали. Не подвергались провокациям. Мы были спокойны, сильны и встречаем следующий Новый год. Без паники. Без ужаса. Надеюсь — без вирусов. И искренне верю – без войны».

Борис Джонсон: «Мы договорились, что скоординированно ответим на любое нападение России на Украину. Скоординированно, путем ввода жестких совместных санкций, которые будут жестче, чем все меры, которые мы раньше вводили в отношении России».

Генсек НАТО Йенс Столтенберг: «Украина не представляет угрозы для России. Именно идея демократической стабильной Украины является проблемой для [Кремля]... Риск конфликта большой. Агрессивные действия России подрывают безопасность в Европе...НАТО будет вести предметный диалог с Россией в духе доброжелательности. Однако необходимо быть готовым к возможности, что дипломатия потерпит неудачу... Агрессия против Украины повлечет за собой серьезные последствия для России».

Февраль. «Русский военный корабль»

Владимир Путин: «В наши планы не входит оккупация украинских территорий. Мы никому и ничего не собираемся навязывать силой. Мы будем стремиться к демилитаризации и денацификации Украины».

Владимир Зеленский: «Борьба здесь. Мне нужно вооружение, а не эвакуация».

Алексей Навальный: «Эта война призвана отвлечь внимание от проблем России…я считаю развязавших эту войну бандитами и ворами».

Борис Джонсон: «Это нападение на демократию и свободу Восточной Европы и всего мира. Мы добьёмся того, чтобы эта ужасная, варварская авантюра Владимира Путина провалилась».

Жительница Геническа: «Вы оккупанты! Вы фашисты! Какого хрена вы пришли с оружием к нам!? Положите семечки в карманы свои, чтоб хоть подсолнухи проросли, когда вы тут поляжете!…».

Украинский пограничник: «Русский военный корабль — иди нах*й!».

Старпом грузинского судна-заправщика (российскому кораблю): «Если у вас топливо заканчивается — вы можете использовать весла».

Дэн Уотсон из Красного Креста: «Для простых людей складывается апокалиптическая ситуация».

Милош Земан: «Я говорил, что русские не сумасшедшие и не будут атаковать Украину. Признаю, что я ошибался... Сумасшедшего необходимо изолировать».

Алексей Арестович, советник офиса президента Украины: «По нашим данным, первый удар РФ провалился».

Март. «Здесь мы их и похороним»

Владимир Путин: «Избавить людей от геноцида — это главная цель спецоперации на Украине».

Владимир Зеленский: «Удар по Харькову является военным преступлением, государственным терроризмом Российской Федерации. После такого Россия — это государство-террорист».

Павел Кириленко, глава Донецкой области: «Города Волноваха больше не существует».

Заммэра Мариуполя Сергей Орлов: «В разбомбленном здании драмтеатра укрывались от 1000 до 2000 жителей [...] 80−90% города разбомблено. Ни здания нет без повреждений. Либо разрушены, либо повреждены».

Рамзан Кадыров: «Надо зайти в Киев и забрать Киев. Если бы нас оставили возле Киева, то мы зашли бы в Киев и навели бы порядок».

Александр Лукашенко: «А я сейчас вам покажу, откуда на Беларусь готовилось нападение. И если бы за шесть часов до операции не был нанесён превентивный удар по позициям — четыре позиции, я сейчас покажу карту, привёз — они бы атаковали наши войска».

Алексей Арестович: «Российская армия не сильная. Она просто длинная. Восемь из десяти путинских армий здесь. Здесь мы их и похороним…»

Людмила Нарусова: «<Cрочников> заставили подписать контракт или за них подписывали. Но только в итоге из роты в сто человек в живых осталось четверо».

Редактор Первого канала Марина Овсянникова: «Россия — страна-агрессор. И ответственность за это преступление лежит только на совести одного человека. И этот человек — Владимир Путин...К сожалению, последние годы я работала на Первом канале, занимаясь кремлевской пропагандой, и мне сейчас очень стыдно за это».

Джо Байден: «От Путина сбежали уже 200 тысяч россиян […] Видит бог, этот человек не может оставаться у власти».

Апрель. «Как можно договариваться с крокодилом»?

Владимир Зеленский: «Мы установим полную правду обо всех этих извергах <в Буче и Ирпене The Insider>. Сколько бы времени и усилий для этого ни понадобилось, мы найдем всех».

Сергей Лавров: «В качестве жеста доброй воли изменила конфигурацию войск в Черниговской и Киевской областях, но это не было оценено по достоинству. Сразу же произошла постановка в Буче. Этот сюжет был разыгран так же, как и сюжет со Скрипалями, с малайзийским «Боингом», Навальным, Литвиненко».

Алексей Арестович: «Те, кто наступают, обычно трофеи не берут. Ты же с ковром под мышкой не пойдешь наступать на Киев… Когда они поняли, что начнут отступать и терять нечего, они начали все это исполнять…»

Борис Джонсон: «Как можно договариваться с крокодилом, когда у него в челюстях ваша нога?»

Франк-Вальтер Штайнмайер, президент Германии: «Моя приверженность газопроводу «Северный поток 2» была явной ошибкой. Мы держались за мосты, в которые Россия больше не верила, о чем нас предупреждали наши партнеры».

Сергей Шойгу: «США и подконтрольные западные страны... демонстрируют намерения провоцировать киевский режим воевать до последнего украинца».

Максим Марченко, глава Одесской военной администрации: «Ракетный крейсер «Москва» сегодня пошел именно туда, куда его послали наши пограничники на острове Змеиный».

Затонувший крейсер «Москва»
Затонувший крейсер «Москва»

Антонио Гутерриш, генсек ООН: «Я был шокирован, когда мне сообщили, что две ракеты взорвались в городе <Киев>, где я нахожусь. Это драматическая война, и мы абсолютно нуждаемся в том, чтобы покончить с этой войной, иметь выход из этой войны».

ЦОС ФСБ: «Задержана группа членов запрещенной в России неонацистской террористической организации «National Socialism/White Power» — граждан России, планировавших по заданию СБУ убийство общественного деятеля, известного журналиста Владимира Соловьева. Во время обысков у задержанных обнаружили и изъяли самодельное взрывное устройство, обрез охотничьего ружья, пистолеты и патроны, зажигательные устройства по типу коктейля Молотова, гранату, а также поддельные украинские паспорта».

Май. «Россия здесь навсегда»

Андрей Турчак: «Хотел еще раз, обращаясь к жителям Херсонской области, сказать о том, что Россия здесь навсегда. В этом не должно быть никаких сомнений».

Алексей Навальный: «Вы потерпите историческое поражение в этой тупой войне, которую начали. В ней нет ни цели, ни смысла».

Сейм Литвы (единогласно): «Кремлевский режим стремится уничтожить украинскую нацию, поэтому такие действия должны быть признаны геноцидом, а Россия является государством, поддерживающим и осуществляющим терроризм».

Валерий Залужный, главнокомандующий ВСУ: «Проинформировал своего американского коллегу о переходе сил обороны Украины к контрнаступательным действиям на Харьковском и Изюмском направлениях».

Андрей Мельник, посол Украины в Германии: «В военном отношении Берлин просто бросил Украину. Вероятно, им не хватает лидерства и мужества».

Канцлер ФРГ Олаф Шольц: «Уже сейчас Владимир Путин провалил все свои стратегические цели. Захват Россией всей Украины сегодня еще менее реален, чем в начале войны. Путину нельзя позволить выиграть его войну. И я убежден: он ее не выиграет».

Владимир Зеленский: «Из глубокого прошлого выныривает, например, господин Киссинджер и говорит, что якобы нужно отдать России кусок Украины. Такое ощущение, что у господина Киссинджера на календаре не 2022 год, а 1938, и он думает, что говорит с аудиторией не в Давосе, а в тогдашнем Мюнхене».

Сергей Лавров: «Зеленский выдвигает аргумент: какая у них может быть нацификация, если он еврей. Могу ошибиться, но у Гитлера тоже была еврейская кровь. Мудрый еврейский народ говорит, что самые ярые антисемиты, как правило, евреи. „В семье не без урода“, как у нас говорят».

Александр Лукашенко: «Абсолютно считаю, что применение ядерного оружия <на территории Украины> недопустимо, еще и потому, что это рядом с нами. Не совсем здесь, но не за океаном, как Соединенные Штаты».

Юрий Шевчук, музыкант: «Родина, друзья, это не жопа президента, которую надо все время мусолить, целовать. Родина — это бабушка нищая на вокзале, продающая картошку. Вот это родина».

Июнь. «Жест доброй воли»

Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа: «С одной стороны, война — это кровь и убийство, а с другой — самоутверждение людей, самоутверждение нации. Каждый человек хочет самоутвердиться. И в своей позиции по отношению к войне, несомненно, самоутверждается. Ну и мы все воспитаны все-таки в имперской традиции, а империя объединяет множество народов».

Макс Покровский, музыкант: «Если цвет нации настолько сгнил, что не может собраться и спеть одну антивоенную песню (а, как мы знаем, многие делают совершенно противоположные вещи), чего мы можем ждать от нации?»

Вадим Бойченко, мэр Мариуполя: «Наша осторожная цифра, пока мы еще могли считать, — это 22 тысячи мирного населения, которых убили оккупационные войска. Это в разы больше, чем сделала фашистская Германия за два года оккупации».

Владимир Путин (о ракетном ударе по ТРЦ в Кременчуге с десятками жертв): «Да не было там никакого теракта, ни взрыва. Просто так по полям у нас никто не стреляет и не бьет, как правило, это делается по разведанным целям. Уверен, что в этом случае было то же самое. Ни по каким гражданским объектам российская армия ударов не наносит».

Последствия ракетного удара по торговому центру в Кременчуге
Последствия ракетного удара по торговому центру в Кременчуге

Игорь Конашенков, представитель Минобороны РФ: «В качестве шага доброй воли Вооруженные силы Российской Федерации завершили выполнение поставленных задач на острове Змеиный и вывели находившийся там гарнизон».

Эммануэль Макрон: «Мы не должны унижать Россию, чтобы когда боевые действия прекратятся, мы могли найти выход через дипломатические решения».

Дмитрий Кулеба, министр иностранных дел Украины: «Призывы не допустить унижения России могут только унизить Францию ​​или любую другую страну, которая будет призывать к этому. Потому как Россия унижает сама себя. Нам всем лучше сосредоточиться на том, как поставить РФ на место. Это вернет мир и спасет жизни».

Колин Каль, замминистра обороны США: «HIMARS позволят украинцам получить больше возможностей для противостояния. Сейчас гаубицы, которые мы им уже предоставили ранее, могут стрелять на расстояние около 30 км. Дальность HIMARS более чем в два раза больше, что позволит им — даже с меньшим количеством пусковых установок — более успешно противостоять [российским войскам]».

Григорий Явлинский: «Умное голосование» по указанию «вождя» [Алексея Навального], объявленное протестным и ставшее массовым среди называющих себя либералами людей, на деле оказалось голосованием за представителей провластных партий, которые поддерживали, поддерживают и будут поддерживать войну».

Лев Толстой (цитата, за которую оштрафовали московского депутата Павла Ярилина): «И одуренные молитвами, проповедями, воззваниями, процессиями, картинами, газетами, пушечное мясо, сотни тысяч людей однообразно одетые, с разнообразными орудиями убийства, оставляя родителей, жен, детей, с тоской на сердце, но с напущенным молодечеством, едут туда, где они, рискуя смертью, будут совершать самое ужасное дело: убийство людей, которых они не знают и которые им ничего дурного не сделали».

Июль. «Мы будем забирать и забирать. Украинские детки будут нашими»

Владимир Путин: «Не Россия развязала войну в Украине, а коллективный Запад... Все должны знать, что мы-то по большому счету всерьез пока ничего и не начинали».

Неназванный чиновник Минобороны США — CNN: «Россия отправила около 85% своей армии на вторжение в Украину. Российские потери составляют тысячи лейтенантов и капитанов, сотни полковников и много генералов».

Алексей Арестович: «У меня один ответ: «Не начинали, но уже кончаете». Всем этим потугам осталось очень недолго. Месяц-полтора и они заглохнут потихонечку. Наступать больше не смогут».

Антон Красовский, пропагандист: «Тут развернулась дискуссия стоит ли слезинка нашего русского ребёнка слезинки ребёнка украинского... Когда мы вернём себе эти земли, и дети станут русскими, тогда мы будем защищать их.... Мы будем забирать, забирать, забирать — и эти детки будут нашими».

Анна Кузнецова, зампред Госдумы РФ: «Эвакуация более 2 тысяч детей-сирот проведена с начала специальной военной операции (СВО) с территории Украины в Россию».

Владимир Зеленский (об ударе по Николаеву): «Это двойное преступление — уничтожать именно педагогические институты, чтобы и учебного заведения не было, и новых педагогов не могли научить. Но пусть террористы не надеются, что им это что-нибудь даст. Мы обязательно восстановим все, что они разрушили, каждое из более чем 2 тысяч образовательных учреждений, все детские сады, все школы, институты, университеты, а главное — мы сохраним нашу человечность и цивилизованность».

Последствия удара по Николаевскому национальному университету им. В. А. Сухомлинского
Последствия удара по Николаевскому национальному университету им. В. А. Сухомлинского

Генштаб ВСУ: «Взрывы в Еленовке <Оленівке>, приведшие к гибели <десятков пленных> украинских защитников, являются сознательной провокацией и бесспорным актом терроризма со стороны вооруженных сил оккупанта. По информации ГУР Минобороны Украины, это совершил наемники из ЧВК Вагнера. Организация и осуществление теракта не согласованы с руководством Минобороны РФ. Основная цель теракта — сокрытие фактов тотального хищения средств, выделенных на удержание украинских военнопленных. Известно, что 1 августа на «объект» должна была прибыть комиссия из Москвы».

Рамзан Кадыров: «Мы уже разрабатываем план демилитаризации стран НАТО, а первая на очереди после взятия Киева — Польша <...> Польша станет былью так же быстро, как стала страной, если не перестанет тявкать».

Дмитрий Чистяков, пенсионер МЧС: «Хватит кровищи! Не обманывайте себя фразой, что «всей правды мы всё равно никогда не узнаем! Всё не так однозначно!». В мире, где каждый шаг снимают на айфон, а в каждом магазине — по камере слежения, забвение не прокатит. Я на своей второй чеченской довольно скоро понял, что это такое — и поэтому не состою ни в одной ветеранской организации. Война — это чудовище, недостойное возвеличивания, это всегда смачный набор военных преступлений».

Дмитрий Кулеба, глава МИД Украины: «Давайте сначала поменяем ситуацию на фронте, а потом будем говорить с Россией. Все понимают, что переговоры напрямую привязаны к ситуации на фронте. Я всем партнёрам говорю просто: «За стол переговоров Россия должна сесть после поражения на поле битвы. Иначе это будет снова язык ультиматумов…»

Август: «Достали своим русофобским кудахтаньем»

Дмитрий Медведев: «Европейские начальнички достали своим русофобским кудахтаньем про шенгенские визы гражданам нашей страны. Пусть уж быстрее введут полный запрет на их выдачу».

Владимир Зеленский: «Самые важные санкции — это закрытие границ. Пусть живут в своём собственном мире, пока не изменят свою философию(...) Что бы за россияне это ни были… отправьте их обратно в Россию. Тогда они поймут. Они скажут: «Эта [война] не имеет к нам никакого отношения. Все население не может нести ответственность, не так ли?» Может. Население выбрало это правительство, и оно не борется с ним, не спорит с ним, не кричит на него».

Замминистра обороны РФ Александр Фомин: «Киевские власти не ограничивают себя никакими моральными или юридическими нормами. Ежедневно военнослужащими ВСУ и националистических батальонов совершаются преступления, которые не находят должной оценки международным сообществом. Продолжаются обстрелы рынков, вокзалов, жилых кварталов, мест раздачи гуманитарной помощи и других мест массового скопления людей».

Кэтрин Рассел, директор ЮНИСЕФ: «По меньшей мере 972 ребенка были убиты или ранены в результате насилия с момента эскалации войны в Украине. И это только те цифры, достоверность которых Организация Объединенных Наций смогла проверить».

Представительство Украины при ЕС: «Мы благодарны Европейскому Союзу за присоединение к делу в Международном суде ООН Украины против России по обвинениям в геноциде. Справедливость восторжествует».

Алексей Резников: «Новой угрозой для Украины может стать усталость международного сообщества от этой войны. «Я называю это синдромом усталости, и для меня это одна из главных угроз, и нам нужно работать с этой угрозой... Потому что это очень, очень опасно для нас».

Дональд Трамп: «Путин не смог бы напасть на Украину если бы был я. Украинцы могли бы отказаться от Крыма. Могли бы сказать «Ладно, мы не будем присоединяться к НАТО», и имели бы страну, потому что, я считаю, Путин хотел заключить соглашение».

Ольга Стефанишина, вице-премьер Украины: «Когда-то мы стремились присоединиться к НАТО, чтобы стать частью коллективной системы безопасности и предотвратить большую войну. Сегодня ситуация другая. На территории Украины продолжается полномасштабная война, во время которой НАТО как организации нечего нам предложить — мы больше работаем индивидуально с государствами-союзниками, да и они сами больше тяготеют к двустороннему сотрудничеству».

Михаил Подоляк: «Массированный обстрел Украины в День Независимости — очередное проявление беспомощности и террористической сущности российских варваров после шести месяцев позора и поражений. Неужели до сих пор не понятно, что попытка запугать украинцев — абсолютно проигрышная идея? Лучше думайте о финальном „жесте доброй воли“».

Владимир Зеленский: «Что для нас конец войны? Раньше мы говорили: мир. Сейчас мы говорим: победа... И мы не садимся за стол переговоров из страха, с пистолетом у виска. И мы поднимем руки вверх только один раз — когда будем праздновать нашу победу. По всей Украине. Потому что мы не торгуемся своими землями и своими людьми. Для нас Украина — это вся Украина. Все 25 регионов, без каких-либо уступок или компромиссов».

Сентябрь. «Набрали воздуха и по моей команде — Ура! Ура! Ура!»

Минобороны России (об отступлении с Харьковщины): «Принято решение перегруппировать российские войска, находящиеся в районах Балаклеи и Изюма для наращивания усилий на Донецком направлении. С этой целью в течение трёх суток проведена операция по свертыванию и организованной переброске изюмско-балаклейской группировки войск на территорию ДНР».

Муниципальные депутаты Санкт-Петербурга: «Считаем, что решение президента Путина о начале СВО наносит вред безопасности России и ее граждан. В связи с этим просим вас <депутатов Госдумы> выступить с предложением о выдвижении обвинения в госизмене против президента РФ для отрешения его от должности».

Алла Пугачева: «Прошу зачислить меня в ряды иноагентов моей любимой страны, ибо я солидарна со своим мужем, честным, порядочным и искренним человеком, настоящим и неподкупным патриотом России, желающим Родине процветания, мирной жизни, свободы слова и прекращения гибели наших ребят за иллюзорные цели, делающие нашу страну изгоем и утяжеляющие жизнь наших граждан».

Обращение Аллы Пугачевой в Instagram
Обращение Аллы Пугачевой в Instagram

Алексей Навальный: «Мое требование: прекратить преступную войну и идиотскую мобилизацию».

Алексей Горинов, политзаключенный (последнее слово в суде): «Я хочу признать свою вину. Вину перед многострадальным народом Украины.. Вину в том, что я, как гражданин своей страны, ничего не смог сделать, никак не смог предотвратить длящееся безумие».

Руслан Зинин, расстрелявший военкома Усть-Илимска: «Сейчас все поедем домой и никто не будет воевать».

Виктор Орбан, премьер-министр Венгрии: «Война в Украине может продолжаться до 2030 г. Украина может потерять 1/3 или 50% своей территории. Война была бы локальной, но вмешался Запад и сделал ее глобальной. Вводя ограничения, Европа стреляет себе в ногу».

Владимир Путин: «Политикам в Европе приходится убеждать своих сограждан меньше есть, реже мыться, а дома потеплее одеваться. А тех, кто начинает задавать справедливые вопросы «собственно говоря, почему так?» — немедленно объявляют врагами, экстремистами и радикалами».

Владимир Зеленский: «Наше государство всегда предлагало России договориться о сосуществовании на равных, честных, достойных и справедливых условиях. Очевидно, что с этим российским Президентом это невозможно. Он не знает, что такое достоинство и честность. Потому мы готовы к диалогу с Россией, но уже с другим Президентом России».

Владимир Путин: «Набрали воздуха и по моей команде на счёт «три». Раз, два, три! Ура! Ура! Ура!»

Октябрь. «Мозгами пошевелите!»

Антон Красовский: «Топить таких <детей> надо было в Тисине. Сказал, что «москали оккупировали» — и сразу прям бросаешь в реку с бурным течением. Там <на Карпатах> каждая изба называется смерекова хата. Прям в эту смерекову хату забивать и жечь».

Владимир Путин: «Я с юристами поговорю. Даже, откровенно говоря, не задумывался, нужно ли указом объявлять о том, что частичная мобилизация завершена. Но она завершена, точка поставлена».

Дмитрий Песков: (о границах аннексированных областей). «Частично уже прояснение наступило, я вам скажу менее юридическим языком. ЛНР и ДНР — границы 2014 года. Херсон и Запорожье — по границам мы продолжим советоваться с населением этих областей».

Заявление стран G7: «„Большая семерка“ решительно осуждает и безоговорочно отвергает незаконную попытку аннексии Россией Донецкой, Луганской, Запорожской и Херсонской областей Украины в дополнение к Автономной Республике Крым и городу Севастополю. Мы торжественно подтверждаем, что никогда не признаем эту незаконную аннексию или фиктивные референдумы, которые Россия использует для её оправдания».

Генассамблея ООН: «Противоправные действия России относительно незаконных референдумов, проведенных 23–27 сентября 2022 года в Донецкой, Запорожской, Луганской и Херсонской областях Украины, и последующая попытка незаконной аннексии этих областей не имеют юридической силы и не являются основанием для какого-либо изменения статуса этих областей Украины».

Кирилл Стремоусов, замглавы оккупационной администрации Херсона: «Никаких передвижений и подвижек нет. В Херсон они не зайдут, это невозможно».

Владимир Путин: «Любая альтернативная точка зрения объявляется на Западе подрывной пропагандой и угрозой демократии, везде видят происки Кремля. «Что из России ни исходит — теперь это все происки Кремля. Неужели мы такие всемогущие? Это бред какой-то, до чего скатились. Нельзя же все сваливать на козни Кремля. Мозгами пошевелите!»

ФСБ РФ: «Организатором теракта на Крымском мосту являлось Главное управление разведки Минобороны Украины, его руководитель Кирилл Буданов, сотрудники и агентура. К организации переправки груза из Болгарии в порт г. Поти (Грузия), а затем в Армению были привлечены граждане Украины Цюркало Михаил Владимирович, 1975 г. р., Ковач Денис Олегович, 1979 г. р., Соломко Роман Иванович, 1971 г. р., граждане Грузии Иносаридзе Сандро, брокер по имени «Леван» и гражданин Армении Терчанян Артур, 1985 г. р.»

Владимир Зеленский: «Мы такого точно не заказывали».

ГУР Украины (о первом массовом ракетном обстреле украинских городов): «Российские оккупационные войска получили указание из Кремля готовить массированные ракетные удары по гражданской инфраструктуре Украины еще 2 и 3 октября. В воинские части стратегической и дальней авиации поступили приказы о подготовке к заданию массированных ракетных обстрелов. Целями определялись именно объекты критической гражданской инфраструктуры и центральные районы густонаселенных украинских городов».

Ноябрь. «Если мы умудримся проиграть, Гаага ждет даже кремлевского дворника»

Сергей Суровикин (о сдаче Херсона): «Товарищ министр обороны, докладываю. Мы успешно противостоим всем попыткам наступления противника. <...> Всесторонне оценив сложившуюся ситуацию, предлагается занять оборону по левому берегу реки Днепр. Понимаю, что это очень непростое решение».

Алексей Арестович: «Давайте правильно — российская армия не уходит из Херсона. Она выбита из Херсона Силами обороны Украины».

Екатерина Шульман: «У меня в связи со всей наблюдаемой свадьбой в Малиновке один вопрос: вы зачем конституцию переписывали, малахольные? С такой-то военной фортуной, какая нам сопутствует, можно было благоразумно и подождать. Это ж основной закон, а не Записки у изголовья, туда не все происшествия дня заносить надо».

Маргарита Симоньян: «Если мы умудримся проиграть, Гаага, условная или конкретная, ждет даже дворника, который брусчатку внутри за кремлевской стеной подметает. Что нам от того, что еще один район Киева останется без света или не останется? Масштаб катастрофы, в которую обернется наша страна, если мы умудримся это сделать [проиграть] даже представить нельзя».

Владимир Путин (Нине Пшеничкиной, чей сын погиб в Луганске в 2019 году): «Мы все когда-нибудь из этого мира все уйдем...Некоторые ведь живут или не живут, непонятно. И как уходят? От водки или еще от чего-то... А ваш сын жил. И его цель достигнута. Это значит, что он из жизни не зря ушел».

Евгений Пригожин (о перебежчике Нужине, убитом кувалдой): «Что касается окувалдованного, то в данном шоу видно, что он не нашел счастья в Украине, а встретился с недобрыми, но справедливыми людьми. Мне кажется, этот фильм называется «Собаке — собачья смерть». Прекрасная режиссерская работа, смотрится на одном дыхании. Надеюсь, во время съемок ни одно животное не пострадало».

Андрей Лошак, режиссер-документалист: «Российские ракеты погружают Украину во мрак. Сама Россия уже давно живёт во мраке, теперь упорно тащит в него украинцев, которые отчаянно сопротивляются. После ввода санкций на энергоресурсы мрак стал основной статьёй российского экспорта. ... Нет ни одной идеи, как сделать этот мир лучше. ... Сколько бы бомб ни сбросила армия РФ на энергосистему Украины, страну ждёт светлое будущее, а россиян – бесконечный бэд трип, долгое и мучительное погружение в сердце тьмы».

Дмитрий Медведев: «Против нас сегодня часть умирающего мира. Это кучка безумных нацистов-наркоманов, одурманенный и запуганный ими народ и большая стая лающих собак из западной псарни. С ними разномастная свора хрюкающих подсвинков и недалёких обывателей из распавшейся западной империи со стекающей по подбородку от вырождения слюной. У них нет веры и идеалов, кроме выдуманных ими же похабных привычек и насаждаемых ими стандартов двоемыслия, отрицающих дарованную нормальным людям мораль. Поэтому, поднявшись против них, мы приобрели сакральную мощь».

Владимир Зеленский: «Если кто-то предложит нам путь, который поможет вернуть в состав страны Крым невоенным путем, то я буду только за. Если же возможное решение не предусматривает того, что территорию Крыма покинут все российские военные, то на это не нужно тратить время».

Алексей Навальный: «Генерал Сергей Суровикин... не только военный преступник, но и обычный вор. «Генерал Армагеддон... уже заработал сотни миллионов рублей на войне в Сирии и накупил себе на эти деньги элитного жилья. Теперь же всё имущество его семьи просто засекречено. Мария Певчих и Георгий Албуров в новом расследовании рассказывают, как живёт и ворует один из главных военных руководителей России».

Декабрь. «Герасимов — пидор и черт *баный»

Владимир Путин «Нас не в чем упрекнуть. Мы всегда считали украинский народ братским народом. Я и сейчас так думаю. То что происходит, это, конечно, наша общая трагедия. Но она не является результатом нашей политики».

Александр Кибовский, глава департамента культуры Москвы: «Мы сражаемся с нацистами. Поэтому правильно процитировать строки Константина Симонова: «Так убей же хоть одного! Так убей же его скорей! Сколько раз увидишь его, Столько раз его и убей!». Работайте, братья!»

Валерий Фадеев, глава СПЧ: «Нобелевская премия мира перестала быть, во-первых, сколько-нибудь значимой премией, во-вторых, перестала быть премией мира, окончательно дискредитировала себя сегодняшним решением. Я бы хотел посоветовать российскому «Мемориалу» отказаться от этой премии, чтобы сохранить о себе хотя бы частицы доброй памяти».

Вручение Нобелевской премии мира правозащитнику Алесю Беляцкому, «Мемориалу» и «Центру гражданских свобод»
Вручение Нобелевской премии мира правозащитнику Алесю Беляцкому, «Мемориалу» и «Центру гражданских свобод»

Владимир Путин: «Максимальная собранность, концентрация сил требуется сейчас от органов контрразведки, в том числе военной. Надо жёстко пресекать действия зарубежных спецслужб, оперативно выявлять предателей, шпионов и диверсантов».

Наемники ЧВК Вагнера: «Начальнику генерального штаба: ты п*дор и черт еб*ный. Нам нечем воевать, у нас нет снарядов. Мы тут под Бахмутом против всей украинской армии воюем. Назвать тебя, бл*дь, больше нечем, кроме одного слова — п*дор».

Владимир Путин: «99,9% наших граждан, наших людей готовы все положить в интересах Родины... Это лишний раз убеждает меня в том, что Россия — особая страна и у нас живут особые люди».

Старший лейтенант Дмитрий Василец: «Лучше сесть в тюрьму, но не совершать этих деяний, не подталкивать к этому подчиненных. Многие думают, что у них нет выбора. Я хочу сказать, что выбор есть всегда. Лучше сесть в тюрьму, чем переступить через человечность».

Дмитрий Медведев: «Свинтившие же уроды ежедневно желают гибели своим соотечественникам и своей стране... Предатели, которые так ненавидят свою страну, что призывают к её поражению и гибели, должны рассматриваться как hostis publicus, враги общества... Таких лиц не следует пускать обратно в Россию до конца их дней. Их нужно полностью отрезать от источников доходов в нашей стране, в чём бы они ни состояли».

«ОВД-Инфо: «С 1 января по 14 декабря 2022 года в России зафиксировано 20 467 задержаний по политическим мотивам (из них 19 478 задержаний после 24 февраля за антивоенную позицию»).

Папа римский: «Наши украинские братья и сестры встречают это Рождество во тьме и холоде, вдали от дома из-за разрухи в результате 10 месяцев войны. Вдохнови нас Господь на конкретные акты помощи всем терпящим эти страдания и просвети умы тех, в чьей власти заставить умолкнуть грохот орудий и немедленно положить конец этой бессмысленной войне».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari