Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD86.55
  • EUR94.38
  • OIL84.85
Поддержите нас English
  • 8622
Антифейк

«Операция по принуждению к миру». 5 фейков из речи Путина на встрече с руководством МИДа

На встрече с руководством МИДа Путин повторил несколько хорошо известных фейков, например, про «украинскую провокацию» в Буче или о том, что западные лидеры подписывали Минские соглашения, не собираясь их соблюдать. Но появились и новые описания фантастической реальности, в которой, по-видимому, живет российский лидер.

Содержание
  • О зависимости стран Западной Европы от США

  • О распаде финансовой системы, основанной на западных резервных валютах

  • О том, как Украина перед российским вторжением готовилась напасть на Донбасс

  • О том, как Россия не собиралась захватывать Киев

  • Об истечении срока президентских полномочий Зеленского

EN

О зависимости стран Западной Европы от США

— Европейские политики проглатывают и унижение, и хамство, и скандалы со слежкой за европейскими лидерами, а США их попросту используют в своих интересах. <…> Вот теперь заставляют наращивать поставки вооружения Украине, расширять свои мощности по производству артиллерийских снарядов. Послушайте, кому эти снаряды будут нужны, когда закончится конфликт на Украине? Как это может обеспечить военную безопасность Европы? Непонятно. Сами-то США вкладывают в военные технологии, причём в технологии завтрашнего дня: в космос, в современные дроны, в ударные системы на новых физических принципах, то есть в те сферы, которые в будущем будут определять характер вооруженной борьбы, а значит, и военно-политический потенциал держав, их позиции в мире. А этим сейчас отводят такую роль: вкладывайте денежки туда, куда нам нужно. Но это же не повышает никакого потенциала европейского. Бог с ними, пускай. Для нас-то, может быть, это и хорошо, но, по сути, это так и есть.

В феврале 2024 года военный обозреватель Русской службы Би-Би-Си Павел Аксенов писал:

«После холодной войны расходы на оборону — главный двигатель военного прогресса — упали, и производство сократилось до сравнительно небольших партий высокотехнологичного оружия, которое разрабатывалось и строилось для поставок иностранным государствам.
К примеру, основных европейских истребителей конца холодной войны — Panavia Tornado, Mirage 2000 и JAS 37 Viggen, которые производились с 1970-х годов, было построено чуть менее 1900 единиц.
Следующее поколение, появившееся после окончания холодной войны, было гораздо менее многочисленным — Eurofighter Typhoon, Rafale и Gripen были построены в количестве чуть более 1100 самолетов. <…>
Точный объем европейской военной промышленности оценить трудно, как говорится в докладе Европарламента, выпущенном в июне 2023 года, «современные производственные мощности в ЕС являются особо охраняемым секретом».
Тем не менее характер производства вооружений в Европе, по многочисленным оценкам, был до недавнего времени „мирным”: европейские компании строили скорее немногочисленные, но дорогие и сложные вооружения. Такое производство сильно отличается от массового строительства техники для большой войны, прежде всего масштабами и оборудованием».

То есть в реальности картина прямо противоположна той, которую рисует Путин: европейская военная промышленность до начала войны была сосредоточена именно на инновационном высокотехнологичном оружии и инвестировала не столько в производство, сколько в разработку новейших систем.

Разумеется, в ситуации, когда Россия развязала полномасштабную войну в Европе, потребовалось изменить структуру военных расходов: нужно было наладить массовое производство тех вооружений, которые необходимы были Украине именно в тот момент. В докладе Европейского оборонного агентства в ноябре 2023 года отмечалось, что, хотя военные расходы стран ЕС в 2022 году оказались рекордными, расходы на оборонные исследования и разработку новых технологий снизились по сравнению с предыдущим годом на €200 млн. В преамбуле внесенного в Европарламент в мае 2023 года законопроекта о поддержке производства боеприпасов отмечалось, что европейская промышленность в ее тогдашнем состоянии способна была произвести не больше 230 000 единиц боеприпасов в год, что соответствует примерно тому количеству, которое ВСУ расходуют за месяц. Так что Путин напрасно беспокоится за Европу: избыток ненужных боеприпасов ей точно не грозит.

О распаде финансовой системы, основанной на западных резервных валютах

— Уже сейчас растёт недоверие к финансовой системе, основанной на западных резервных валютах. Наметился отток средств из ценных бумаг и долговых обязательств западных государств, а также некоторых европейских банков, которые ещё недавно считались абсолютно надёжным местом для хранения капиталов. Сейчас и золото у них вывозят уже. И правильно делают.

Путин элегантно подменяет понятия: в действительности в мире наблюдается снижение доли доллара в международных резервах, в то время как резервы в евро, японских иенах и британских фунтах за последнее время несколько выросли. Правда, еще сильнее растет доля так называемых нетрадиционных валют, но среди них к валютам Запада и его партнеров не принадлежат только китайский юань и сингапурский доллар, доля которого невелика. Остальные валюты этой группы — это канадский и австралийский доллары, южнокорейская вона, шведская, норвежская и датская кроны.

На инфографике показаны данные МВФ за 2022 год. С тех пор доля юаня в международных резервах стала сокращаться и к апрелю 2024 года упала до трехлетнего минимума.

О том, как Украина перед российским вторжением готовилась напасть на Донбасс

— В конце 2021–начале 2022 года Минский процесс был окончательно похоронен, причём похоронен Киевом, его западными покровителями, и по Донбассу опять планировался массированный удар. Крупная группировка вооружённых сил Украины готовилась начать новое наступление на Луганск и Донецк, конечно, с этническими чистками и огромными человеческими жертвами, сотнями тысяч беженцев. Мы обязаны были предотвратить эту катастрофу, защитить людей — другого решения принять не могли.

Российские источники действительно сообщали о наращивании украинской группировки у линии соприкосновения. Так 1 декабря 2021 года представитель МИДа Мария Захарова объявила, что Киев направил в Донбасс 125 тысяч солдат и офицеров — половину всего личного состава ВСУ. Независимые источники эту информацию не подтверждали. Между тем президент Зеленский еще 10 ноября сообщил, что Россия стянула к границе Украины около 100 000 военнослужащих. Оценка американской разведки, по сообщению The Washington Post, была несколько скромнее — 70 000 человек, но прогнозировалось наращивание группировки до 175 000 солдат и офицеров. Трудно поверить, чтобы в таких условиях Украина могла планировать наступление на Донецк и Луганск.

О том, как Россия не собиралась захватывать Киев

— Наши соединения действительно стояли у Киева, и у военных ведомств, у силового блока были разные предложения по вариантам наших возможных дальнейших действий, но никакого политического решения о штурме трехмиллионного города, кто бы чего ни говорил и ни домысливал, не было. По сути, это было не что иное, как операция по принуждению украинского режима к миру. Войска там были для того, чтобы подтолкнуть украинскую сторону к переговорам, попытаться найти приемлемые решения и тем самым прекратить войну, развязанную Киевом против Донбасса ещё в 2014 году, разрешить вопросы, представляющие угрозу для безопасности нашей страны, для безопасности России.

То есть слушателю речи Путина предлагается поверить, что массированное наступление на Киев, попытки захватить аэродромы в Гостомеле и Василькове и высадить там десант, ракетный обстрел города и очевидная попытка его окружить — все это ставило целью всего лишь «подталкивание к переговорам».

Данные о потерях личного состава в ходе этой операции недоступны, но, по информации независимого нидерландского проекта Oryx, ведущего по открытым источникам подсчет потерь техники, к началу апреля, когда российские войска стали отступать из-под Киева, они потеряли 389 танков, 256 тяжелых бронемашин, 375 БМП, 81 бронетранспортер и 66 самоходных артиллерийских установок. Не слишком ли дорого для «подталкивания»?

Об истечении срока президентских полномочий Зеленского

— Президентский срок избранного ранее главы Украины истёк вместе с его легитимностью, которую не восстановить никакими ухищрениями. Я сейчас не буду детально говорить о подоплеке решения конституционного суда Украины о президентском сроке. Понятно, что оно было связано с попытками легитимизации государственного переворота 2014 года. Но тем не менее такой вердикт есть, и это юридический факт. Он ставит под сомнение все попытки оправдать сегодняшний спектакль с отменой выборов. <…>
Конституция Украины не предусматривает возможность отмены или переноса выборов Президента страны, продолжения его полномочий в связи с военным положением, на что сейчас ссылаются. Что есть в украинском Основном законе, так это то, что во время военного положения могут переноситься выборы Верховной Рады. Это статья 83 Конституции страны.
Так что украинское законодательство предусмотрело единственное исключение, когда полномочия органа государственной власти продлеваются на период военного положения и выборы не проводятся. И касается это исключительно только Верховной Рады. Тем самым обозначен статус парламента Украины как постоянно действующего органа в условиях военного положения.
Иными словами, именно Верховная Рада является сегодня легитимным органом в отличие от исполнительной власти.

Решение Конституционного суда Украины, принятое в мае 2014 года, не имеет никакого отношения к сегодняшней ситуации. Тогда суд установил, что срок полномочий досрочно избранного президента должен составлять 5 лет, а не заканчиваться с истечением срока, на который был избран предыдущий президент, чьи полномочия прекращены.

Конституция Украины действительно не предусматривает продления полномочий президента, если его срок завершается во время военного положения, но и не предписывает передавать его полномочия Верховной Раде.

Исполнение обязанностей президента председателем Верховной рады с ограничением его полномочий предусмотрено статьей 112 Конституции. Но там прямым текстом сказано, что это происходит только в случае досрочного прекращения полномочий президента, а не по истечении срока, на который президент был избран. Статья же 108 утверждает:

«Президент Украины исполняет свои полномочия до вступления на пост новоизбранного Президента Украины».

Статья 92 утверждает, что режим военного или чрезвычайного положения определяется исключительно законами Украины. В статье же 11, пункт 3 закона «О правовом режиме военного положения сказано:

«В случае окончания срока полномочий Президента Украины во время действия военного положения его полномочия продолжаются до вступления на пост новоизбранного Президента Украины, избранного после отмены военного положения».

Так что заявление о Верховной Раде как единственном легитимном органе центральной власти в Украине рассчитано исключительно на тех, кто поленится заглянуть в текст законов.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari